Корзина
46 отзывов
+380638436455
+380
63
843-64-55
+380
44
425-61-07
+380
63
045-11-35
УкраинаКиевул. Еленовская, 10, оф. 39-4004080
Корзина
интернет-магазин "ДУПЛЕТ ПЛЮС"

ЧТО НАДО ЗНАТЬ ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ОСВОИТЬ СБОРКУ ИРЛАНДСКИХ КРУЖЕВ ИЗ МОТИВОВ, СВЯЗАННЫХ КРЮЧКОМ. Часть 2.

СООТНОШЕНИЕ ФОРМЫ И ЦВЕТА. ГАРМОНИЗАЦИЯ ИЗОБРАЖЕНИЯ. Часть 1

Иллюстраци — DENTELLES DU PUY. Compositions de J. CHALEYE.

Помимо цветовых символов, принадлежащих определенным культурам, существуют общечеловеческие символы, которые понятны всем.

Отдавая должное практическому опыту и осуществляя всевозможные эксперименты, можно сказать, что существует объективное соответствие между эмоциями человека и комплексом пластических, звуковых и цветовых образов.

В христианской символике зеленый цвет напоминает о земной жизни Христа, о его гуманной миссии. Однако и этот цвет не избежал негативного смысла: это цвет глаз дьявола, его чешуи. В исламе зеленый цвет — цвет счастья, а серый — наоборот, несчастливый.

Изучая древние культуры, мы встречаем стили, в которых цвет использовался только для опознания определенных социальных слоев и каст, а также как символический знак, выражавший мифологические или религиозные понятия.

Но не только слова рождают цветовые образы, но и музыкальные произведения, стихотворные формы

Восприятие цветовых образов в известной мере зависит от субъективных предпочтений.

В книге Дж. Ормсби Саймондса “Ландшафт и архитектура” представлены выводы, которые носят обобщающий характер и содержат ценные для художников любого профиля мысли.

Так, слово “веселье” ассоциируется со свободными пространствами, гладкими, плавными формами и узорами, возможностью вихревого, мечущегося и петляющего движения.

“Движение и ритм выражаются в сооружении. Отсутствие ограничений. Формы, цвета и символы, взывающие скорее к эмоциям, чем к интеллекту... Зачастую светлое, яркое и стихийное, взятое в контрасте с тяжеловесным и темным. Теплые яркие цвета. Мимолетный сверкающий, мерцающий свет. Веселые, бодрые звуки”.

Противоположные ассоциации вызывает слово “испуг”. “Ощущаемое ограничение. Очевидная западня. Отсутствие точек ориентации. Отсутствие средств, позволяющих оценить положение или масштаб. Скрытые зоны и пространства. Наклоненные, искаженные или разбитые плоскости. Нелогичные, неустойчивые формы. Скользкая плоскость пола. Опасность. Незащищенные пустоты. Острые выступающие элементы. Искаженные пространства. Тусклость, темность, мрачность. Бледный трепещущий или же, наоборот, ослепляющий свет. Холодные синие, холодные зеленые тона. Ненормальный монохроматический цвет”.

Девятая симфония Бетховена воспринимается субъективно как тема “Космоса” с его катаклизмами, взрывами, сжатием и другими процессами. Воображение рисует крупномасштабные колористические отношения, плотную полихромию, мощную и гибкую пластичность и т. п. Другой пример — Шестая симфония Чайковского, которая субъективно воспринимается как неизбежность рока, судьбы, безысходности, одиночества (минорность чувств), что служит основой для создания плотных, темных, свинцовосеро-холодных цветоколористических отношений.

Ощущение легкости, прозрачности, веселья, праздничности (мажорность чувств) вызывает музыка Вивальди, в частности знаменитые “Скрипичные концерты”.

Своеобразно и интересно творчество художника-композитора Чюрлениса, посвятившего многие годы своей жизни созданию живописно-музыкальных произведений, где музыкальной композиции соответствует определенное цветовое изображение. Он представляет такое направление в искусстве, как цветомузыка, широко известное сейчас и использующееся не только в концертной деятельности, но и в качестве снятия нервного и физического напряжения в комнатах отдыха на производстве, в системе рекламы для активизации получения информации и т. д.

.
 

Простые чистые, яркие цвета, контрастные сочетания в основном удовлетворяют потребностям людей со здоровой, неутомленной нервной системой. К их числу относятся дети, подростки, молодежь, крестьяне, люди физического труда, люди, обладающие кипучим темпераментом и открытой, прямой натурой. И действительно, цвета и сочетания такого типа мы встречаем в детском художественном творчестве, в молодежной моде, в декоративно-прикладном искусстве народов всего земного шара, в городском фольклоре, творцы которого — люди неинтеллектуального труда, в искусстве художников XX века, сломавших общепринятые каноны, — Матисса, ЛеКорбюзье, Леже, Маяковского и др.

Сложные, малонасыщенные цвета, разбеленные, ломаные, зачерненные, а также ахроматические, нюансные сочетания скорее успокаивают, чем возбуждают. Они вызывают сложные неоднозначные эмоции, нуждаются в более длительном созерцании для их восприятия, удовлетворяют потребность в тонких изысканных ощущениях, возникающую у людей высокого культурного уровня. Эти сочетания предпочитаются людьми пожилого и среднего возраста, теми, кто занят интеллектуальным трудом или обладает утомленной и тонко организованной нервной системой.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод о том, что применение цвета без учета его значения может привести к противоположному результату, воплощению совсем другого художественного образа, нежели задуманный. Правильное символическое сочетание цвета и формы еще больше усилит воздействие на зрителя, глубже раскроет задуманный образ.

В Китае желтый цвет предназначался для императора, сына Неба. Никто другой не смел носить желтую одежду. Желтый цвет был символом высшей мудрости и просвещенности. Если же китайцы по случаю траура надевали белые одежды, то это означало сопровождение ушедшего в Царство чистоты и неба.

В изобразительном искусстве Мексики, до завоевания ее европейцами, в композициях часто встречается фигура, одетая в красную одежду. В данном случае речь идет о боге Земли Ксипетотек, а стало быть, и о восточном небе, ассоциирующемся с восходом солнца, рождением, юностью и весной. Другими словами, фигура была окрашена в красный цвет не из соображений визуальной эстетики, а с целью выражения определенной идеи.

Так, белый цвет — это благо, свет, неземная чистота, приумножение святости, вода, молоко или семя, в свою очередь олицетворяющие жизнетворное начало. Красный — это кровь, огонь, тепло, солнце. Красный в сочетании с белым — жизнь, жизнеутверждающие силы. Черный цвет в представлении людей означает мрак, темноту ночи, распад и смерть, а следовательно, зло. Аристотель считал, что черный цвет “соответствует стихиям при переходе одной в другую”, приписывал его всему, что “разлагается и разрушается”. Это цвет мути, хаоса, дезорганизации. Черный цвет как символ смерти, неверия и греха означал в средние века также умерщвление плоти и вообще был знаком всяческого смирения и отказа от мирских радостей.

Серый цвет являлся в то время цветом нищенского рубища, цветом отверженности от христианского мира. Он считался даже не цветом, а просто отсутствием его. Коричневый тоже не любили.

Божественными цветами считали золото и желтый — как материальное воплощение “застывшего солнечного света”. В Священном писании свет и цвет называются венцом всяческой красоты, отдается дань восхищения всему сияющему и светоносному. Вплоть до

XII века символический смысл желтого цвета носил только положительный характер, но в эпоху готики он получил второй, негативный, смысл. Его стали считать цветом измены, лжи, продажности, бесстыдства, цветом дурных намерений.

Самым трансцендентным, нематериальным и мистическим считался синий цвет.

 

Предыдущие статьи
social-icon
Loading...